Меню сайта
Меню сайта

“Нутелла” и русский путь

Общество

f0f1410306f231a975b483cfa2f5b6eb

После того, как людей официально лишили “Нутеллы”, худшие из них стали нелепо утверждать, что китайская рисовая мука или египетский сыр лучше европейской сладкой заразы. А те, кто не верит, что в России прям завтра поднимется сельское хозяйство, – редиска.  Короче, я по всем параметрам претендую на попадание в категорию плохих. Еще и за то, что, кроме несогласия с тем, что “Нутеллу” можно заменить инжирным вареньем из Ирана, испытываю стыд за ярый порыв дружить с отсталыми странами, а не с нормальными.

Мне повезло, потому что я для государства никакого интереса, кроме как финансового, не представляю. У нас с ним сугубо денежно-бестоварные отношения: я плачу за  отопление, которое не отапливает, свет, который не горит, и дорогу, которую не ремонтируют. По меркам государственным я – мелкий шажок к покупке очередной недвижимости в Швейцарии, раб и тварь дрожащая. А мнение мое по поводу сломанного мусоропровода в подъезде и отсутствия “Нутеллы” на столе не интересует никого.

Соответственно, и гнобить меня никто не будет, если я скажу, что французский багет мне дороже, чем тандырная лепешка у метро “Теплый стан”. Скрипи, себе, детка, да жировку оплачивай. В почтовом ящике которая. А остальное – не твоего ума дела. Но если я – вошь, то, например, Людмила Улицкая – право имеет. Она возбуждает в паразитах типа меня нехорошие чувства. Улицкой надо погрозить пальчиком и поставить в угол прежде, чем она погромче призовет здравый смысл. Ведь вошь может внять призыву и призадуматься. И тоже так вот все бросит и кинется писать романы. А тогда кто будет копить на несуществующую пенсию и оплачивать элитных проституток в бане?

Русский путь

Весь этот телевизионный шлак, которого наслушаешься, пока в метро через весь город едешь, сводится к “особому русскому пути”. Что и говорить, популярность славянофильства после запрета сношений с культурными странами растет, как радиоактивные грибы. Вроде и идеи те же, да не те. Мутировавшие какие-то. Шляпка большая, да ножка гнилая.

А главное, заметили, как душевно те самые 86%, про которые твердит фонд изучения какого-то общественного мнения, откликается на посылы о русской самобытности? И путь у нас особый, и русский человек – особый, и власть, а там за бугром – все скучное и предсказуемое. Не жизнь, а так, жалкое существование. А кто не внял, пусть включат вечерние новости.

У меня, слава Богу, телевизора нет, и радио тоже нет. Казалось бы, я ограждена от государственной пропаганды. Не тут-то было. На меня тоже найдется средство для внушения, связанное с иноземными вторжениями. И на мою голову упадут свежевыращенные плоды телепрограмм Дмитрия Киселева. Например, бабули и дедули, сходившие в поликлинику померить давление, а теперь бодро шагающие в районный супермаркет за творожком. Одна из таких просветительниц на днях вцепилась мне в локоть и отчаянно пыталась вразумить. “Нашенское надо брать. Белорусское или, на худой конец, украинское. У нас все чистое, а там …овно одно ГМОшное”.

Из Петербурга в Москву

До того, как портреты Хомякова, Самарина и иже с ними украсят российские школы, время есть. Теоретически. Практически его не осталось, потому что все, чтоб было, уже разнесли в пух и прах. Площадку, так сказать, хорошенько расчистили: нет ни образования, ни науки, ни культуры, ни медицины. Зато есть тот самый некий русский путь, которым мы и идем и который параллельно ищем. Ищет полиция, ищут пожарные, ищут политики. Где ты, о, мечта миллионов? В какую сторону извиваешься, через какие медные трубы проходишь? Уж не через те ли, которые выкапывают бульдозеры в каждом дворе, как только зима наступает?

Если путь и не найден пока, то, по крайней мере, его красочную иллюстрацию уж точно можно посмотреть на всем протяжении трассы М-10 из Петербурга в Москву, как завещал нам еще один великий классик. Дороги на трассе нет – одни бетонные плиты вместо асфальта. Великое трехчасовое стояние на светофоре в Вышнем Волочке еще есть и деревянные сортиры с дыркой в полу.  Где еще такое повидаешь?

Мечта Хомякова

Последний диалог, который навел на размышления о том, что, может быть, славянофилы и правы были, настиг меня в подмосковной электричке. Тишину вагона сотрясала пылкая речь молодой девушки, заставившая невольно вытащить из ушей последний альбом Тома Йорка.

“Ой, а я что-то так подсела на Булгакова, представляешь? Кто бы мог подумать? Такой у него все-таки стиль интересный. Ну, пьесы я не люблю, а вот роман – это да”. В самом конце вагона сидит ко мне спиной дутый пуховик и продолжает: “А Чехова ты читала? В метро? Да ты что! Как же Чехова можно читать в метро? Для него отпуск брать надо!”.

На этой строчке объявили мою станцию. Хоть я сидела в противоположном конце вагона, но не удержалась и специально пошла к задней двери из любопытства  взглянуть на современного почитателя Булгакова. Лет 18-19, грязное пальтишко, синие джинсы со стразами, а на них – литровая пластмассовая баклашка пива, которым молодая филологиня во время выступления промачивала горло. Рядом рассыпался пакетик с кальмарами.

Так я впервые столкнулась с новым типом личности –  гибридом интеллигента и гопника. Мечта Хомякова. Светлое будущее из подмосковных Люберец. Особый тип человека: семки в сочетании с Анной Карениной. Может быть, действительно, в этом и есть наша русская самобытность? Особая, непонятно какими путями народившаяся.

Я теперь и за “Нутеллу”, кстати сказать, больше не переживаю. Как говорит интернет, еще в 2011 году во  Владимирской области построили завод по ее производству. Так что площадку расчистили, денег наворовали, национальную русскую идею нашли. Только сельское хозяйство завтра поднять остается. И все. Все у нас есть, всего в достатке.

Читайте также:

Мнение посетителей

Здесь еще нету ничьего мнения. У вас есть шанс стать первым.

Добавить мнение

error: Content is protected !!
Adblock
detector